Что не так в новых поправках по банковским займам и залогу?

Что не так в новых поправках по банковским займам и залогу?

В Казахстане в пожарном порядке готовится принятие поправок в законы по вопросам кредитования и залога физических лиц. По замыслу их разработчиков, поправки призваны совершенствовать процедуру реализации жилища, выступающего залогом по банковским кредитам.

Нечаянная "героизация" убийцы

Триггером послужила трагедия, разыгравшаяся в алматинском микрорайоне Акбулак при выселении. Тогда должник - злостный неплательщик по банковскому кредиту - застрелил пятерых в ходе исполнения законного судебного акта о выселении.

Случившееся после этого, на мой взгляд, не могло не вызвать недоумения у трезво рассуждающей части населения. Вместо осуждения и порицания в соцсетях можно было наблюдать сожаление в адрес убийцы ("довели бедолагу") и поддержки его действий ("так им и надо"). Люди стали говорить не о проблеме продажи, хранения, контроля оружия (как обычно происходит на Западе после очередной стрельбы), не об опасности работы судебных исполнителей и необходимости их защиты, а о произволе банков, судов, судебных исполнителей.

Маячок общественного мнения резко качнулся в сторону неприязни к банкирам, недоверия к судебной и всей правоохранительной системе. Ну ладно, если бы это шло только от части населения – в конце концов, эмоциям могут поддаться многие. Но от эмоций избирателей всегда рождается популизм. И вот тут более всего поражает реакция государственного аппарата.

На волне подскочившего негатива государственный аппарат повел себя не совсем по-государственному. Без глубокого анализа проблемы, без системного подхода и учета мнения вовлеченных сторон чиновники всех уровней и ветвей власти принялись наперебой предлагать и продвигать меры по вопросам взыскания долгов. Диапазон предложений широк: от процедурного усложнения обращения взыскания на залоги до полного запрета реализации заложенного жилища.

При этом все открыто ссылаются на трагедию акбулакского расстрела, не отдавая себе отчета в том, что тем самым они косвенно оправдывают убийцу. Невольно происходит "героизация" акбулакского стрелка, поскольку в глазах общественности именно благодаря его действиям готовятся соответствующие поправки. Кто он теперь в глазах злостных неплательщиков, как не герой? Насколько это выглядит этичным по отношению к погибшим?

Осторожно: поправки!

Многое из предлагаемого пакета поправок в законодательство выглядит, на первый взгляд, очень привлекательно. Но это только на первый взгляд. Если копнуть глубже, можно спрогнозировать такие последствия, что впору задуматься: не вызовут ли такие предложения негативный эффект в экономической и социальной сфере в среднесрочной и долгосрочной перспективах.

Взять, к примеру, предложение о неначислении вознаграждения по банковским займам физических лиц при просрочке 90 дней. Сейчас, напомню, закон запрещает начислять вознаграждение по ипотечным займам физлиц при просрочке свыше 180 дней. Законопроектом предусматривается запрет на начисление процентов (i) по всем видам банковских займов (не только ипотечным) и (ii) при просрочке 90 дней.

В чем "ненормальность" этого предложения?

Во-первых, можно будет не возвращать кредит месяцами и годами, зная, что банк вправе будет взыскать проценты только за 90 дней, ведь после 90 дней просрочки автоматически прекратится начисление как процентов, так и неустойки. Учтите, что процедура взыскания долга с физлиц будет максимально усложнена и продлена. В случае принятия поправки у заемщика не будет никакого стимула надлежащего обслуживания кредита. Добросовестно погашать кредит станет просто невыгодно. Отличная "мотивация" со стороны государства для недобросовестных заемщиков!

Во-вторых, предугадывая соблазн со стороны заемщиков не платить по кредиту после 90 дней, банки вынуждены будут повысить ставку вознаграждения по займам. Только так они смогут компенсировать риск потери процентных доходов. Грубо говоря, в период 90 дней банки заложат те процентные доходы, которые заложены ими сейчас в период 180 дней. И это коснется всех видов займов и, в первую очередь, ипотечных, по которым сейчас ставки на рынке относительно невысокие. Тем самым предложение о 90 днях неизбежно повлечет рост процентных ставок по кредитам.

Еще одно довольно спорное предложение связано с запретом залогодержателю участвовать в торгах по продаже заложенного имущества. Оно обосновано опасением того, что залогодержатель, участвуя в торгах, с помощью аффилированных лиц скупает недвижимость за бесценок.

На первый взгляд, инициатива выглядит как защита должника. Но, опять-таки, при внимательном рассмотрении оказывается не все так просто.

Дело в том, что участие залогодержателя в торгах, напротив, может не допустить падения цены продажи на торгах ниже рыночной стоимости. Например, когда торги идут на понижение и другие участники выжидают падения цены на как можно большую стоимость, залогодержатель имеет возможность сам приобрести предмет залога, не допуская дальнейшего падения цены. Как раз в этом заинтересован должник (залогодатель) – в продаже предмета залога по наибольшей цене. Устранение же залогодержателя от участия в торгах может иметь противоположный эффект – предмет залога может уйти с торгов по заниженной, нерыночной, стоимости.

Далее. Законопроект предполагает усложнение процедуры реализации предмета ипотеки в виде жилища путем повышения верхнего порога недопустимости обращения взыскания с 10 до 15 процентов от суммы неисполненного обязательства, обязательного предоставления залогодателю трехмесячного срока для самостоятельной реализации предмета залога и др. Иначе говоря, процедуру обращения взыскания можно растянуть надолго.

В связи с этим жилище становится не столь ликвидным обеспечением, потому что банки, осознавая, с какими трудностями придется им столкнуться в ходе обращения взыскания на жилище, будут либо неохотно принимать его в залог, либо требовать дополнительного обеспечения.

Но проблема в том, что законопроект предполагает распространить сложные процедуры не только на ипотечные жилищные займы, но и на любые кредиты, которые обеспечиваются жилищем, в том числе в предпринимательских целях. То есть процедура коснется кредитов, по которым заемщиками выступают ИП. Однако ИП зачастую, кроме жилища, предоставить в залог нечего. Тогда банки будут либо отказывать в финансировании ИП под залог жилища, зная, что продать такой залог в будущем станет затруднительным или невозможным, либо потребует дополнительное обеспечение, которого у ИП, как правило, нет.

В итоге возможности у малого и среднего бизнеса в Казахстане получить кредит заметно снизятся. Кто-нибудь просчитывал последствия этих потерь?

Послабления для всех?

Конечно, отрицать наличие проблем в сфере работы с проблемными должниками нельзя. Однако, если и принимать дополнительные меры по защите должников, то только в отношении не связанных с предпринимательской деятельностью ипотечных жилищных займов, обеспеченных единственным жилищем, и только в отношении строго определенной категории заемщиков – физических лиц, относящихся к социально уязвимым слоям населения. По этой категории займов и заемщиков стоит рассмотреть предложения.

Но в предлагаемых вариантах законопроекта напрочь отсутствует градация случаев, когда жилище выступает обеспечением по кредитам, связанным с предпринимательской деятельностью и не связанной с таковой; когда жилище выступает единственным жильем и когда у залогодателя несколько жилищ; когда должником (залогодателем) выступает физическое лицо, относящееся к социально уязвимым слоям населения, и не относящееся к таковым.

Вообще удивительно, как разработчики законопроекта не видят разницы между залогом, обеспечивающим кредит на предпринимательские цели, и залогом в обеспечение кредита на приобретение жилья (ипотечным жилищным займом). В первом случае предоставлением жилья в залог преследуется цель извлечь прибыль от получаемого кредита, то есть залог предоставляется в рамках предпринимательского риска заемщика: реализуется успешно коммерческий проект – получаешь прибыль, а если нет – возвращаешь долг с риском утраты залога. Но во втором случае, когда заемщик берет кредит на приобретение жилища и его же ставит в залог, цель совершенно иная – не получение прибыли, а удовлетворение своей личной потребности в жилище. Риск у заемщика по ипотечному жилищному займу совсем иной, никак не связанный с предпринимательским. Поэтому уровень правовой защиты у этих двух категорий заемщиков должен быть разный. Уравнивать их несправедливо.

Несмотря на то, что изначально посылом разработки законопроекта выступала необходимость защиты наиболее уязвимой категории граждан, в порыве исполнения поручения президента послаблениями хотят наделить всех подряд. Владелец роскошной квартиры или роскошного особняка будет пользоваться теми же гарантиями полунеприкосновенности от взыскания по долгам, что и владелец "однушки". Не думаю, что это справедливо. И не думаю, что это имелось в виду в поручении главы государства.

Не может не беспокоить та спешка, с которой пытаются "продвинуть" законопроект. Нововведения включили в уже находящийся на рассмотрении Парламента законопроект, посвященный изменениям бюджетного законодательства, хотя никакой связи с концепцией изменений бюджетного законодательства тут нет.

Там, где спешка, всегда ошибки. А если ошибки окажутся на системном уровне, готовы ли мы будем к их последствиям?

Даулет Абжанов

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.